В конце августа 2, под давлением Конгресса США и почти на семь месяцев позже, чем позволяет закон, администрация Трампа ввела дополнительные санкции в отношении России за дело Скрипалей.

Госдепартамент США объявил о санкциях, сопровождаемых исполнительным распоряжением, чтобы дать Департаменту казначейства полномочия для осуществления двух из трех санкций и действий Министерства торговли по осуществлению третьей.

Согласно Закону о химическом и биологическом оружии, Вашингтон потребует не предоставлять Москве кредиты или другую помощь со стороны международных финансовых институтов, таких как Всемирный банк или МВФ.

Также запрет коснется и американских банков. Им запретят принимать участие в первичном рынке нерублевых облигаций, выпущенных российской стороной после 26 августа 2019 года.

Дополнительные лицензионные ограничения затронут экспорт американских товаров в Россию и технологий по контролируемому Министерством торговли перечню.

Несмотря на всю пропагандируемую «полезность» новых санкций, американские эксперты уверены, что в соответствии с тенденцией неравномерного осуществления политики Вашингтона в целом и, особенно, в отношении России, администрация США подорвала то, что могло бы быть «твердым шагом».

Стоит напомнить, что администрация готовила новый пакет рестрикций на протяжении многих месяцев, но с января подготовленный документ лежал на столе президента без подписи. В связи с этим у политологов сформировалось ощущение, что команда Трампа действует исключительно под давлением Конгресса.

Об этом свидетельствует и письмо одного из членов Комитета по иностранным делам Палаты представителей, которое было адресовано администрации президента 29 июля. В нем конгрессмен «подталкивает» Трампа ввести некоторые санкции, как того требует Закон о химическом и биологическом оружии. Таким образом, «предупреждение Кремлю» было сделано неохотно и с большой неуверенностью.

Директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец заявил, что подобные шаги незначительны. «Запрещается участие американских банков в первичном размещении российского долга, а вторичные операции не запрещены. То есть они могут купить российские облигации на вторичном рынке, это первое. Второе: им запрещено работать с валютными российскими облигациями, а с рублевыми ‒ не запрещено. Но самыми интересными для иностранцев являются как раз рублевые операции из-за их высокой доходности. Кроме прочего ‒ запрет на финансирование из международных организаций, но Россия давно не получает никаких кредитов ни от Всемирного банка, ни от МВФ: российская экономика стабильна и в этих займах не нуждается. То есть Соединенным Штатам просто надо было выполнить закон, они и выполнили.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here