Европейский союз создавался как объединение стран, существующих в рамках общего законодательства и общего рынка. Процесс Брексита наносит серьезный ущерб сложившимся традициям ЕС.

В истории Европейского союза Великобритания занимает особое место, но, скорое, «особое» в плохом смысле. Лондон всегда просил дополнительных привилегий для себя: возможность не быть частью общего европейского рынка, право не использовать евро в качестве государственной валюты.

Поэтому, когда по результатам референдума в 2016 году британское правительство заявило о начале процесса выхода страны из Евросоюза, представители управляющих институтов ЕС наверняка вздохнули с облегчением. Потеря одной из стран-членов казалась не такой печальной на фоне перспективы избавиться от всех связанных с ней проблем.

На самом деле, основные проблемы тогда только начались. Британцы не смогли уйти из Евросоюза по-английски: оформление всех сопутствующих документов продолжается по сей день. В значительной мере это зависит не только от желания Лондона иметь некие исключительные права, но и от реально существующих сложностей.

Брексит растягивается на четырехлетний срок из-за империалистических замашек Британии. Некогда великая Британская империя прекратила свое существование во второй половине XX века, но ее остатки сохранились под видом составных частей Великобритании (Северная Ирландия и Шотландия) и Британских заморских территорий, среди которых к Европе относится Гибралтар.

Тот факт, что Британия подошла вплотную к Брекситу без предложений по вопросу этих территорий, выдает в ней не самую дальновидную и ответственную за свое благосостояние державу. Возможно, Лондон рассчитывал на то, что руководство Евросоюза согласится на все его условия, больше похожие на требования.

Это было бы очень несправедливо и нечестно по отношению к Северной Ирландии и Шотландии, которые в результате нескольких веков борьбы за независимость добились права влиять на любые решения британского парламента, напрямую затрагивающие их судьбу. На референдуме по вопросу выхода Великобритании из ЕС оба региона отдали большинство голосов «против», поэтому они не допустят, чтобы их вычеркнули из списков ЕС без их согласия.

Ситуация с Гибралтаром еще более неоднозначна. С одной стороны, он находился под юрисдикцией британского правительства с 18 века, о чем сказано в Утрехтском мирном договоре. С другой стороны, он граничит с Испанией и имеет с ней тесные торговые и культурные связи, а по итогам референдума 96% гибралтарцев высказались против отделения от Европы.

В марте 2018 года состоялась встреча представителя ЕС в переговорах по Брекситу Мишеля Барнье и министра Британии по вопросам выхода из ЕС Дэвида Дэвиса. Они обсуждали черновик будущего документа о полном выходе Великобритании из ЕС и не смогли выйти из тупика по вышеперечисленным вопросам. Они согласились друг с другом по единственному пункту: быстрый Брексит осуществить не получится, так что формально Британия выйдет из ЕС 30 марта 2019 года, однако по факту процесс затянется до конца 2020 года.

И в очередной раз Лондон выдвинул очень странные требования: сохранить все права члена Евросоюза на ближайшие два с половиной года, освободившись при этом от обязанностей.

Единственное, в чем Европейский союз настоял на своем, — это право Великобритании участвовать в принятии решений в рамках ЕС. И это логично: никто не имеет права вмешиваться в дела семьи, даже самый близкий друг.

В погоне за исключительным положением самостоятельной и обособленной от всех остальных государств державы Британия обрекла себя на неучастие во всех совместных проектах европейских стран, заодно серьезно задев патриотические чувства жителей регионов, в которых установилось хотя бы видимое спокойствие всего каких-то двадцать лет назад.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отложенный Брексит: выигранное время или бомба замедленного действия
5 (100%) 1 vote

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here