Великобритания, приняв решение о выходе из Европейского союза, планировала укрепить свою репутацию сильного и самостоятельного государства и начать выстраивать внешние политико-экономические отношения независимо от чужих интересов. Вышло все несколько иначе: Лондону приходится учитывать мнение ЕС даже там, где раньше оно не играло никакой роли.

Простая истина о том, что успех брексита зависит не только от Великобритании, стала очевидной для британских политиков только после проведения референдума. Тереза Мэй обнародовала чистовой вариант соглашения с ЕС по брекситу, и всем стало ясно, что руководство Евросоюза не примет предложения Британии. В лучшем случае, удастся прийти к компромиссу.

После долгих и тщетных переговоров миссис Мэй, похоже, решила пойти в наступление: она предупредила страны ЕС о том, что сегодня «правит бал Великобритания», призвав их проявить взаимную гибкость. Новый британский министр иностранных дел Джереми Хант тоже не терял время во время своей деловой поездки в Берлин: он подошел к своему коллеге из Германии, Хайко Маасу, и намекнул, что ЕС в целом и Германия в частности должны выбрать: либо они принимают предложения британцев, либо берут на себя вину за провал переговоров.

Поездке Ханта в Берлин предшествовала еще одна неприятная история. В прессе появились слухи о том, что якобы канцлер Ангела Меркель видела или даже подписала проект соглашения Британия-ЕС еще до того, как его зачитала Тереза Мэй. Мягко говоря, немцы не очень обрадовались таким заголовкам: во-первых, это нарушение дипломатического этикета, во-вторых, демонстрирует якобы согласие Германии с предложениями Лондона. А это совсем не так.

Вариант соглашения, конечно, уже не содержит в себе некоторых особенно категоричных положений, но по-прежнему отрицает основные принципы единого рынка, называемые «четыре свободы»: свобода передвижения, торговли, сферы услуг и финансовых операций.

Ошибочны любые надежды на то, что Германия гипотетически может убедить все остальные страны простить Британии некоторые неудобные пункты и согласиться с ними. Партнером Соединенного Королевства в переговорах по-прежнему остается весь Евросоюз.

Даже если мы согласимся с утверждением, что Германия – самое крупная и экономически мощная страна в ЕС, это не означает, что госпожа Меркель наделена властью навязывать свои предпочтения другим правительствам, Еврокомиссии и Европарламенту. Вероятно, британцы упорно не хотят признавать этого факта.

Британские консерваторы уже не в первый раз возлагают на немцев большие надежды. В 1980-х годах Маргарет Тэтчер спекулировала на привязанности немцев к своей валюте – устойчивой немецкой марке, рассчитывая развалить идею единого валютного рынка. И для нее было шоком, когда канцлер Гельмут Коль заговорил о желательности «валютного сотрудничества».

Когда Дэвид Кэмерон пытался внести изменения в условия членства Британии в ЕС, все взгляды были направлены на Ангелу Меркель. Все считали, что именно она окажет экс-премьеру содействие. Выяснить это не представилось возможности: референдум закончился не в пользу Кэмерона. После оглашения результатов голосования сторонники брексита уверяли всех, что соглашение с ЕС будет заключено невероятно быстро и без проблем, поскольку немецкие автопроизводители имеют серьезный доход от торговли с Британией, и они смогут уговорить правительство Германии лоббировать все интересы Лондона.

Главная ошибка подобных рассуждений в том, что никто не учитывает важность Евросоюза для германии. С 1950-го года защита интересов Германии и пиар евроинтеграции были сторонами одной медали. Поэтому всем надеждам Британии на то, что какие-то финансовые выгоды заставят Берлин ущемить интересы ЕС, суждено рассыпаться в прах.

Основная проблема «личных интересов» стран в том, что зачастую этот интерес не один, а несколько; при различных условиях что-то выступает на первый план, мешая реализации других желаний. Горькая для Терезы Мэй правда в том, что брексит не фигурирует среди приоритетов немецкого правительства. 20 июля Ангела Меркель провела финальную пресс-конференцию перед летними каникулами правительства, и она ни единым словом не упомянула Британию с ее брекситом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Шантаж Британии не удался: брексит никого не пугает
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here