Открывшаяся на этой неделе летняя сессия национального собрания Франция может завершиться рядом значительных изменений в законодательстве страны. В числе прочего законодателям предстоит рассмотреть поправки к конституции и реформы иммиграционной системы. Однако среди других выделяется проект по борьбе с ложной информацией, внесенный президентом Макроном.

Еще в начале года Эммануэль Макрон, который без особых затруднений был избран на пост президента при поддержке почти всех французских СМИ, заявил о необходимости борьбы с дезинформацией во время избирательных кампаний. Возможно, он таким образом готовится к переизбранию на второй срок и хочет отсеять «неправдивые» СМИ, которые могут негативно повлиять на его рейтинг.

Законопроект о противодействии ложной информации показывает как слепоту французских властей, так и их склонность изобретать новые ограничительные меры для борьбы с мнимыми угрозами. Действительно, нужно быть если не слепым, то близоруким, чтобы поверить в то, что победа кандидатов и идей из «анти-истеблишмента» (самые актуальные примеры на сегодняшний день – Дональд Трамп и Брексит) может даже в незначительной мере стать следствием вбросов поддельных новостей «авторитарными режимами». Пресса США пытается доказать это уже в течение года, не имея каких-либо убедительных доказательств, что Трамп лично обязан своим избранием Кремлю.

Похоже, Макрон также заразился этой навязчивой идеей, так как надеется на то, что настоящие поддельные новости исчезнут с принятием закона, который не только бесполезен, но и опасен. Бесполезен, потому что 19 апреля государственный совет Франции указал, что «французское законодательство уже содержит несколько мер, направленных на борьбу с распространением ложной информации»: в частности, закон от 29 июля 1881 года о свободе печати, который накладывает ограничения на распространение ложной информации и выражение мнений, которые являются дискредитирующими или оскорбительными или разжигают ненависть.

А опасен, потому что законопроект, который должен быть рассмотрен парламентом, обязывает судебные органы действовать в течение 48 часов, чтобы «остановить искусственное и широкомасштабное распространение новостей, составляющих ложную информацию». Но, как отметил тот же государственный совет, очень сложно установить, какая новость является ложной, особенно когда судья должен вынести решение в течение очень короткого времени. Закон Макрона также установит обязанности поставщиков услуг Интернета по отношению к властям страны, поскольку он распространяется на те случаи ограничения информации, которые изначально были направлены на предотвращение оправдания преступлений против человечности, подстрекательства к ненависти и детской порнографии.

Между тем никто не собирается реформировать законодательство о СМИ, значительная часть из которых контролируется дружественными Макрону силами, а также предотвращать сокращение финансирования общественных телевизионных каналов. Зачем вообще ограничивать действие нового закона предвыборным периодом? В последние несколько десятилетий почти в каждой войне – в Персидском заливе, в Косово, Ираке и Ливии, а теперь и в Сирии – имеет место распространение лжи и манипуляция новостями. Не Россией, не социальными СМИ, а западными «маяками демократии и журналистики»: крупные ежедневные издания, с «Нью-Йорк таймс» в авангарде, Белый дом и его союзники. Если судья обязан вынести постановление об аресте людей, ответственных за распространение этих фальшивых новостей, по крайней мере их будет легко найти …

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Фейковая истерия – теперь и во Франции
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here