Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй оказалась перед выбором: принять нынешний вариант соглашения по брекситу и потерять благосклонность Демократической юнионистской партии Северной Ирландии, или оставить Соединенное Королевство в составе единого рынка и таможенного союза с ЕС и остаться без поддержки консерваторов.

В начале мая переговорщики по брекситу от Британии и ЕС снова попытались найти ответ на загадку о границе между Республикой Ирландия и Северной Ирландией. Если Лондон примет решение провести «жесткий брексит», граница между двумя Ирландиями станет «настоящей», и путешествие из одной страны в другую начнет отнимать многие часы, а заодно станет препятствием для торговли.

Переговоры в очередной раз ни к чему не привели, потому что у этой загадки нет решения, по крайней мере такого, которое устроило бы правительство Британии. Иногда кажется, что британцы сами не знают, чего хотят.

Помимо Северной Ирландии процесс брексита тормозится еще из-за Шотландии и Гибралтара, однако ситуация с Белфастом остается наиболее неоднозначной. В декабре 2017 года Тереза Мэй сделала несколько заявлений, каждое из которых противоречило другим. Она пообещала, что границы между Ирландиями не будет; пообещала, что сухопутная граница будет, а морской – нет; пообещала, что Британия оставит единый рынок и таможенный союз; пообещала, что будет создан ряд положений, регулирующих отношения ирландских Севера и Юга.

В любом случае, главной проблемой остается не время, которое потратит грузовик на путешествие из одной страны в другую, а негативное влияние на и так хрупкие отношения между ирландцами и англичанами. Все, что было написано в Пасхальном соглашении, которое остается юридической основой нахождения Северной Ирландии в Королевстве, касалось вопросов национальной идентичности. Народ Северной Ирландии может считать себя британцами, ирландцами или и теми, и другими сразу, потому что сейчас их ничего не отделяет от Ирландской республики. Как только на дорогах появятся бетонные блоки и КПП, вопрос идентичности вспыхнет заново.

Тереза Мэй сделала самое плохое, что может сделать переговорщик: завела себя в тупик. Она, конечно, может надеяться на то, что все само как-нибудь решится в последнюю минуту и бесконечно говорить о том, что граница будет скорее мягкой, чем жесткой. Но ничто не решится само по себе. Если правительство собирается выйти из ЕС к марту следующего года, полный текст соглашения должен быть подготовлен к осени, а юридические тексты не терпят загадочности и пустословия.

Госпожа Мэй может попытаться убедить ЕС и ирландское правительство отложить обсуждение на двухлетний переходный период и не торопиться все решить к октябрю. Однако ирландцы настаивают на том, чтобы прийти к решению как можно скорее, и в этом их поддерживает весь Евросоюз. Нельзя уйти из Европы, но остаться в ней одной ногой.

Президент Евросоюза Дональд Туск уже дважды подчеркнул, что на переговорах интересы Ирландии, которая остается членом ЕС, будут поставлены на первое место. Вестминстер рискует быть выставленным из Евросоюза безо всякого соглашения вообще.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Лондон, Белфаст и брексит: иногда мечтать вредно
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here