Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис прокомментировал новый закон о военном положении. Предположительно, закон начнет действовать в новой формулировке с 2019 года.

«Проект закона значительно отличается от своей первоначальной версии объемом и комплексностью: он отражает вынесенные уроки после российской агрессии в отношении Украины и охватывает оборону всей страны на случай военного положения. Я убежден, что после дискуссий и согласований у нас будет закон нового качества», -заявил министр.

Систематическая интоксикация прибалтийскими СМИ местного информационного пространства воплями о наличии российской угрозы для стран Прибалтики и соответствующая истерия по этому поводу со стороны руководства Литвы приносят свои плоды уже на законодательном уровне.

Законы, относящиеся к военному положению и вооруженной борьбе, принятые в 2000 г. и вдохновленные оценкой неудачи сопротивлению советской «оккупации» в 1940 г., сегодня подвергаются пересмотру. Через проведение исторической аналогии с «оккупацией» населению разъясняется необходимость ужесточения возможного военного положения. Как известно, в Литве, Латвии и Эстонии работают многочисленные музеи, мемориалы и исследовательские центры, посвященные жертвам «геноцида» 1940-1991 годов. Целью их существования является вымышленное «новое» видение исторических событий. Например, объявление фашистских концлагерей – лагерями по трудовому перевоспитанию.

Пересмотр законодательства обусловлен изменившимся геополитическим положением Литвы – за это время она стала членом ЕС и НАТО. В перспективе – пересмотр всей законодательной базы. И начинается этот пересмотр с военного вопроса. Официально, эти действия направлены на недопущение повторения событий 1940 года. То есть мнимой оккупации Литвы со стороны России.

Давайте жить дружно

Что же нового будет в законе о военном положении? Прежде всего, проект предусматривает значительное расширение полномочий командующего армией. В том числе в информационной сфере. Так, в его власти будет находиться возможность ограничить использование электронных средств связи. Фактически, самый высокопоставленный военный сможет отключить Интернет. Помимо этого, проект закона предусматривает возможность передачи полномочий от более высокого звена военно-политического руководства в случае его отсутствия к более низкому. Таким образом, приказ «о сопротивлении» сможет отдать как командующий вооруженными силами страны, так и командир батальона или вообще любой военный чин.

В новой редакции значительно расширен список тех, кто может быть отнесен к понятию «вооруженные силы». Теперь, кроме собственно вооруженных сил, представителей министерства внутренних дел (за исключением полиции) и пограничников, к ним относятся контрразведка и боевые отряды территориальной самообороны, партизаны и другие участники вооруженного сопротивления.

Такое впечатление, что Литва под руководством Грибаускайте и Кароблиса готовится к тотальной войне. Правда, не совсем понятно, в чем заключается смысл подобных действий и пойдет ли это на пользу государству. Совершенно очевидно, что позитивных сдвигов в экономическом положении страны такая политика не принесет.

Возможно, политическому руководству Литвы стоит направлять свои усилия не на защиту от воображаемой военной угрозы, а на сотрудничество с реальной Россией? Зачем массово культивировать необоснованный страх и ненависть? Рано или поздно военный интерес со стороны НАТО к Литве иссякнет. А соседи – Россия и Беларусь – останутся.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Литва в цепких руках американской демократии
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here