На прошлой неделе президент Франции Эммануэль Макрон посетил Соединенные Штаты Америки, где провел переговоры с президентом США Дональдом Трампом. К большому удовольствию американских журналистов – любителей всякого рода пикантных подробностей – лидеры двух стран продемонстрировали публике некоторые проявления симпатии друг к другу.

Интересующиеся ходом встречи глав государств могли стать свидетелями нескольких поцелуев, дружеских похлопываний по плечу и даже проявление заботы, когда президент Трамп позволил себе смахнуть перхоть с лацкана пиджака господина Макрона. И пока многие писаки тратят десятки часов рабочего времени и сотни листов бумаги, пытаясь разобраться, на что же все это было похоже – обмен любезностями между союзниками или игру в доминирование – на содержание встречи было обращено куда меньше внимания общественности.

Понятно, что отношения между Францией и США можно назвать партнерскими с большой натяжкой, однако нельзя сказать, что официальный визит Макрона был заранее обречен на столь унылый итог. Ведь сторонам, действительно, есть что обсудить.

Например, Парижское климатическое соглашение. Макрон хочет, чтобы США взяли на себя обязательства по выполнению требований этого документа. Трамп, как известно, это делать отказывается. Попутно заметим, что это существенно тормозит перспективы для улучшения экологической ситуации на планете, так как на Штаты приходится почти 15% мировых выбросов углекислого газа и других загрязняющих веществ.

Само собой, в условиях нарастающей в мире напряженности есть и более насущные вопросы. Нельзя сказать, что проблемным, но в перспективе могущим стать таковым, является вопрос о так называемой ядерной сделке с Ираном, которую Трамп считает «ужасной», проигрышной для США и открыто заявляет о необходимости ее расторжения. Мир, который совместный всеобъемлющий план действий по ядерной программе Ирана мало-мальски обеспечивает, по-видимому, Трампа не так уж сильно и волнует. В отличие от Макрона, да и от глав других европейских государств, которые пока еще не готовы рисковать собственной безопасностью ради амбиций заокеанского лидера.

Впрочем, вовлекать себя в сомнительные военные авантюры сателлиты Вашингтона по НАТО еще позволяют – в частности, в случае с ракетным ударом по территории Сирии, в котором помимо США приняли участие Великобритания и Франция. И это несмотря на то, что американский президент заговорил об уходе из арабской республики буквально незадолго до предполагаемой химической атаки в Думе – очередное проявление пугающей непредсказуемости внешней политики Трампа, за крутыми поворотами которой европейские партнеры едва поспевают. Что, в общем, не помешало Макрону удариться в фантазии и воспоминания о былом величии Французской империи и всерьез заявить, что Париж планирует наращивать участие в сирийском конфликте и принять непосредственное участие в построении нового государства после его завершения. Конечно, тот факт, что Вашингтон позволит союзнику таскать каштаны из огня, сомнения не вызывает. Гораздо проще нести это бремя для имиджа в составе «международной коалиции», чем в одиночку. Совсем другое дело – влиять на политический процесс. Это право американский орел давно присвоил себе, время от времени напоминая коллегам по Североатлантическому альянсу, кто в доме хозяин.

Комментируя отношения с Россией, Макрон повторил извечную формулу представителей американского политического истеблишмента о необходимости вести с ней диалог с позиции силы – дескать, не должны на Западе быть слабыми с президентом Путиным, в противном случае он обязательно использует их слабость. В общем, в словах французского лидера не промелькнула даже попытка выглядеть оригинально. Полная «трансатлантическая солидарность».

Последнее понятие, хотя и часто использующееся, вряд ли подходит для характеристики современного состояния отношений между двумя государствами – слишком неравен вклад в решение глобальным проблем международной политики. Вернее, солидарность подразумевается, но какая-то односторонняя – когда старший брат просит вместе с ним «поиграть в войнушку» или вместе обидеться на соседа. В обратную сторону это не работает. America first, понимаете ли. Вот и приходится Макрону регулярно расшаркиваться перед Трампом, надеясь на взаимность и веря, что их «прекрасные» (по словам американского президента) отношения – это всерьез. Ведь пылинки же сдувает! Ну, или перхоть смахивает, неважно…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Безответная любовь президента Макрона
5 (100%) 4 votes

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here