В интервью журналу «Economist» президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что европейским странам необходимо пересмотреть отношения с Россией, чтобы установить мир в регионе и вернуть стратегическую независимость. Что это означает на практике? Какими могут быть будущие отношения между Россией и Францией?

На уровень отношения между двумя странами оказывают влияние множество факторов: национальные интересы, европейская политика, приверженность НАТО и требования общественного мнения. Причем все они могут противоречить друг другу.

Несмотря на кризисное с 2014 года состояние отношений Москвы и ЕС в целом, с Парижем контакты российского стороны никогда не прерывались.

В 2014 году Франция согласилась ввести антироссийские экономические санкции. Однако все же Франсуа Олланд отказался от требований не приглашать российского лидера Владимира Путина на празднование 70-й годовщины высадки союзников в Нормандии.

Во время избирательной кампании Макрон несколько раз заявлял о своей вере в политику «голло-миттеранизма» (или «голлизма», по имени основателя Пятой республики Франсуа де Голля), означающего большую независимость Франции в проведении внешней политики, неявно критикуя двух своих предшественников, которые, по его мнению, были слишком проамериканскими.

Вскоре после своего избрания Макрон с помпой принял Владимира Путина в Версале, игнорируя многочисленные голоса, призывающие его не встречаться с российским президентом – французские СМИ в целом враждебны по отношению к российскому руководству. С тех пор во франко-российских отношениях не происходит ни ухудшения, ни улучшения.

Хотя потенциал для сотрудничества ощутимый – по многим аспектам международной политики позиции Москвы и Парижа схожи. Это касается как, например, одностороннего подхода США в отношении ЮНЕСКО, так и выхода из Парижского соглашения об изменении климата и признания Вашингтоном Иерусалима суверенной территорией Израиля.

Обе стороны особо критично относятся к иранскому вектору американской внешней политики. Совместный всеобъемлющий план действий, в равной степени предотвращавший как получение Ираном ядерного оружия, так и крупный региональный вооруженный конфликт, являлся плодом длительных переговоров, однако решение Трампа прекратить выполнение обязательств по этому документу свело на нет усилия многих стран, в том числе России и Франции, по долгосрочному урегулированию иранской ядерной проблемы.

Если Макрон ссылался на политику «голлизма», он должен действовать соответствующе. Это означает, что, даже будучи членом западных интеграционных объединений, Париж должен определять свою собственную политику в отношении Москвы, а не руководствоваться позицией европейских институтов или американских органов власти. Париж и Москва не являются ни союзниками, ни врагами, однако они вполне могут быть партнерами. Франция должна играть ведущую роль в попытках восстановить доверие между ЕС и Россией, а также в том, чтобы не допустить вмешательства в этот процесс незаинтересованных сторон.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here