Первый министр Шотландии Никола Стерджен заявила о возможности проведения нового референдума по вопросу о независимости автономного региона.

Рассуждения на тему того, должна ли Шотландия быть независимым государством, начались в тот день, когда был заключен союз с Англией в 1707 году. Но на политической арене этот вопрос начал подниматься только с 1930-х годов, когда была создана Шотландская национальная партия.

Первое время речь могла идти только о получении Эдинбургом прав на расширенную автономию. Но с обнаружением нефтяного месторождения Брент шотландцы захотели большей финансовой самостоятельности, но для этого было необходимо сформировать парламент. В 1979 году был проведен референдум, по итогам которого в Шотландии появился собственный законодательный орган, имеющий полномочия влиять на решения, оказывающее прямое влияние на регион.

Деятельность Шотландской национальной партии была направлена на улучшение благосостояния людей, однако без оттенка радикальности. С каждым годом шотландские националисты набирали популярность среди населения, и апогеем семидесятилетнего развития партии стало объявление 21 марта 2013 года даты проведения референдума по вопросу о независимости Шотландии.

Однако тогда большинство голосов было отдано за вариант «остаться в составе Великобритании». О правомерности результатов голосования можно долго говорить, поскольку перевес в 10% (55% против 45%) выглядит сомнительно, учитывая явное нежелание Лондона отпускать Шотландию. Но референдум заново не проведешь. Независимость, казавшаяся такой близкой, оказалась отодвинута на неопределенный срок, а премьер-министр Алекс Салмонд подал в отставку.

Тогда руководство Шотландской национальной партией перешло в руки Николы Стерджен. Она не посчитала провал референдума поражением Шотландии и продолжила дело своих предшественников – делать все возможное для шотландского народа.

Именно этим она и занимается в сложный для всей Великобритании период – выход страны из Евросоюза. Брексит стал оскорблением для Шотландии, поскольку решение по результатам референдума принималось, как если бы Соединенное Королевство было монолитным государством. Только 38% шотландцев хотели брексита, но Эдинбургу приходится делать так, как решил Лондон.

Возникшие политические и экономические разногласия стали катализатором патриотических настроений среди шотландцев. Перед эдинбургским парламентом встала дилемма: с одной стороны, ситуация с брекситом требовала решительных действий в виде нового референдума, поскольку обстановка в государстве поменялась. С другой стороны, проведение референдумов каждые три-четыре года охарактеризовало бы правительство как неготовое принять выбор народа и добивающееся своих целей, идя по головам.

Ситуация изменилась после переговоров между Великобританией и Евросоюзом в апреле-мае 2018 года, когда было принято решение завершить обсуждение документа о «разводе» к осени. За последний год были согласованы многие пункты, кроме самых сложных, и вопрос о будущем статусе Шотландии – среди них. Такая неспешность британского правительства говорит о том, что оно и не собирается искать компромисс, продолжая настаивать только на тех вариантах, которые полностью отвечают его интересам. И, соответственно, ущемляют интересы шотландцев.

Никола Стерджен сдержала свое обещание делать все для народа, и объявила о рассмотрении возможности проведения нового референдума, когда станут известны точные сроки брексита. Причем, по ее словам, это решение будет приниматься не отчаянно, а исходя из амбиций и надежд страны. Другими словами, Шотландия не уступит ни в чем.

Перед первым референдумом премьер Алекс Салмонд сказал: «Никто, абсолютно никто не сможет править Шотландией лучше её народа, живущего и трудящегося в самой Шотландии». Эти слова остаются актуальными.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Шотландия решилась на новый референдум. Иначе быть и не могло
5 (100%) 1 vote

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here