Украина уже несколько лет не балует мир хорошими или хотя бы просто адекватными новостями. Однако недавно стереотип был сломан тем, что бывший министр энергетики страны Эдуард Ставицкий заявил о неспособности Киева повлиять на строительство газопровода «Северный поток – 2».

Заявление удивляет и своей нетипичностью, и, одновременно, здравостью, что вообще не вяжется с линией современных украинских средств массовой информации. Со стороны Киева постоянно транслируют лишь ура-патриотические лозунги о том, что российско-германский проект вот-вот развалится под тяжестью антироссийских санкций или по причине неспособности «Газпрома» реализовывать подобные проекты. Порой еще доносятся рассказы о том, что Евросоюз и Соединенные Штаты не допустят отбора статуса основного транзитера газа у жемчужины постсоветской демократии. Но то ли по причине наличия у должности господина Ставицкого приставки «бывший», то ли из-за того, что цензура телеканала «NewsOne», которому он давал интервью, временно уснула, эту здравую мысль экс-чиновник позволил себе высказать, да еще и снабдил неплохими аргументами, о которых его коллеги и просто земляки почему-то умалчивают.

Действительно, уже давно звучат новости о том, что Германия и Бельгия всерьез взялись за отказ от атомной энергетики. Одному Богу известно, для чего им это нужно – АЭС являются самыми безопасными и экологичными источниками электроэнергии на планете – но России это однозначно на руку. Ведь отказ от атомных электростанций как минимум не означает снижения количества потребителей электричества, а в реальности энергии будет требоваться все больше и больше, потому что Берлин темпы экономического (а значит и промышленного) роста снижать не намерен. Понятно, что на уголь из немецких Эльзаса и Лотарингии никто не перейдет – это удел «молодых демократий», таких как, например, Эстония – а единственной на сегодняшний день реальной альтернативой мирному атому являются газотурбинные электростанции. И им, само собой, нужен газ в огромных количествах. Новый газопровод в этом смысле не только позволит получать его в требуемых объемах, но и диверсифицирует поставки. Это уже стратегический момент, ведь никто не захочет завязывать всю энергетику от тепла в домах простых бюргеров до наличия электроснабжения на промышленных гигантах и оборонных предприятиях на слабопредсказуемый Киев с сомнительного происхождения президентом во главе.

Кроме этой, довольно существенной причины, есть еще и снижение объемов добычи газа Великобританией в Северном море. Это означает смещение распределения объемов поставок газа в пользу Российской Федерации. То есть помимо увеличения объемов поставок «Газпромом» углеводородов ожидается и увеличение его доли на рынке по внутренним причинам еврозоны, что повысит и его важность как поставщика.

Если у кого-то и были иллюзии на тему того, что ЕС или США будут в угоду Киеву тормозить проект Берлина, для которого он является в чистом виде стратегическим, и Москвы, для которой это является выходом на принципиально новый уровень, то им следует крепко задуматься. Да, интерес Вашингтона в срыве проекта имеется на всех направлениях: нанести ущерб «Газпрому», повысить для Европы важность своего сланцевого газа, ослабить, а следовательно, сделать сговорчивее Берлин, снизить темпы экономического роста Евросоюза – все это имеет место быть. Но что в реальности сейчас может сделать Белый дом после того, как все стороны проекта вложили свои средства и дали «добро» на строительство? Похоже, только «высказывать озабоченность» на брифингах госдепа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Почему «Северный поток – 2» уже не остановить
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here