Сегодня в странах Балтии и Польше завершились командно-штабные учения объединенной оперативной группы повышенной готовности НАТО «Griffin Force 2019». Зря собирались.

После начала конфликта в Донбассе и возвращения Крыма в состав России альянс не только значительно усилил свое присутствие в Восточной Европе, но и предпринял несколько шагов по повышению боеготовности блока в целом. Одним из них стало формирование в 2015 году многонационального подразделения (VJTF) численностью 5 000 военнослужащих, которые должны развернуться в районе кризиса в течение 48 часов. Принцип участия сран-членов альянса в этом формировании ротационный и содержит три фазы: подготовительную Stand-up (время готовности – 45 дней), фазу боеготовности Stand-by (от 2 до 7 дней) и фазу «сдачи дежурства» Stand-down (30 дней). Согласно этому принципу, всегда готовы к действию силы трех стран, находящихся в разных фазах. В случае чрезвычайной ситуации в распоряжении НАТО имеется три бригады, на сбор которых требуется от 2 до 45 дней.

С 1 января 2019 года Объединенную оперативную группу повышенной готовности НАТО возглавляет Германия. Основу подразделения составляет 9-я танковая учебная бригада Бундесвера. За мотопехотный компонент отвечают Франция, Голландия и Норвегия. В некоторых источниках упоминается, что на Норвегию и Голландию возложена также авиационная поддержка группы, но официального подтверждения этому не было. Важно, что в этом году численность VJTF была впервые увеличена и составила 8 000 военнослужащих, что на три тысячи больше, чем обычно.

С 18 по 20 февраля в странах Балтии и Польше прошли командно-штабные учения (КШУ) VJTF, призванные ознакомить заступивших на дежурство немцев с логистическими маршрутами перебросок в регион, а также с общими принципами задействования многонационального подразделения в случае «нападения России на Прибалтику». Детали КШУ не имеют какого-либо серьезного значения, поэтому не буду останавливаться на них детально. Куда важнее фундаментальные проблемы Сил сверхбыстрого реагирования альянса, которые перечеркивают саму необходимость их существования, а следовательно и их мероприятий оперативной и боевой подготовки.

Во-первых, ответственные лица в НАТО вряд ли смогут принять решение о применении VJTF достаточно быстро. Например, отдельные члены альянса признавали «зелёных человечков» российскими подразделениями лишь спустя недели.

Во-вторых, по мнению бывшего Командующего сухопутными войсками США в Европе Бена Ходжеса, Россия сможет захватить балтийские столицы в течении 36 часов – то есть намного быстрее, чем VJTF успеют «надеть штаны».

И в-третьих, ни силы быстрого, ни тем более сверхбыстрого реагирования альянса ни разу не применялись по предназначению и вряд ли когда будут применяться. Ведь реальные угрозы Европы лежат не в плоскости русской атаки, а в неумолимом росте террористической опасности, исходящей от нескончаемого потока беженцев. Как вы понимаете, эта проблема танками не решается.

Что касается немцев, возглавивших оторванное от реальности подразделение, то сами они тоже оценивают весь этот цирк негативно. По словам аналитика из берлинского фонда «Наука и политика» Райнера Глатца, для бундесвера, который страдает от хронических проблем с материальным обеспечением и людскими ресурсами, лидерство в VJTF является серьезной проблемой с логистической точки зрения, особенно в связи с ограниченным временем между крупными учениями НАТО Trident Juncture в Норвегии прошлой осенью и запуском VJTF. Во время участия Германии в этой программе ее силы будут ограничены на три года и она не будет готова к другим военным миссиям и обязательствам.

У сил сверхбыстрого реагирования НАТО мало успехов, но много проблем
5 (100%) 2 votes

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here