На крупнейшем военном складе Украины в Черниговской области во вторник ночью произошел взрыв и начался пожар. Власти провели эвакуацию. Пострадавших нет. По данным Госслужбы по ЧС, на складе под Черниговом хранится около 88 тысяч тонн боеприпасов. При этом в Генштабе ВС заявили, что их на складе в 1,5 – 2 раза меньше и горят только около 10% боеприпасов.

Вот из за этой малости – какие-то 10 %, эвакуированы около десяти тысяч человек. В радиусе 20 километров от места ЧП остановили движение поездов и автомобилей. Также закрыто воздушное пространство. Кроме того, по всей территории области и вдоль границы с Россией ввели ограничительные меры.

И малости эти на Украине в последнее время происходят с редкой постоянностью. Сначала в марте 2017 года в городе Балаклея Харьковской области в результате пожара и подрывов на складе боеприпасов погиб один человек, пятеро пострадали. Затем там же в мае из-за возгорание сухой травы повторились пожар и подрывы. В том же мае взорвался и горел склад боеприпасов близ села Старая Николаевка Донецкой области. При взрыве и пожаре на складах в Калиновке Винницкой области в сентябре 2017 года ракет к системам залпового огня «Смерч», «Ураган» и «Град», было уничтожено до 32 тысячи тонн боеприпасов, при этом за три года операции в Донбассе украинская армия использовала 24 тысячи тонн. Тогда из Калиновки и окрестных сел были эвакуированы более 30 тысяч человек, пострадали двое.

«Постоянность» происходящего стала на столько заметной, что стандартное для военно-политического руководства Украины (согласно заветам заокеанского кормчего) обвинение Кремля в диверсии, а затем констатация халатности и разгильдяйства персонала, уже мало кого удовлетворяет. Все больше людей, и даже политиков, задаются вопросом: а действительно ли это непредумышленное событие?

«Замечательная» способность огня скрывать всевозможные следы известна как из классической литературы, так и из мировой истории. Подобные пожары и взрывы – не способ ли списать боеприпасы, которые до этого исчезли в неизвестном направлении? Не ушли ли они за границу, а теперь эти поставки скрываются таким способом?

Ведь это оружие могло перепродаваться в страны, где идут боевые действия, в том числе террористическим организациям, а примеров обнаружения у террористов всех мастей боеприпасов советского производства предостаточно. Да и случаи задержания украинских судов с подобным грузом у берегов Африки были. Когда происходит такой взрыв и пожар, то и ежу понятно – установить, сколько там было оружия на момент ЧП будет нельзя, а стало быть и списать можно в любом количестве.

В этой ситуации обвинения в произошедшем России очень удобны для Киева: и на русофобии поиграть лишний раз можно, и постараться себя обелить в глазах западных кураторов. Ведь подобная неспособность контролировать собственное вооружение в первую очередь наносит удар по имиджу вооруженных сил страны, да и государства в целом. Под угрозой как поставки вооружений, так и сама «голубая мечта» укро-патриотов – НАТОинтеграция. И уж если осознанно идут на такой риск, то, видимо, оно того стоит.

А стало быть, может иметь место и версия, выдвинутая в ДНР, о том, что этот пожар – попытка скрыть улики в связи с активизацией расследования трагедии с малазийским «Боингом» рейса MH17. Ведь по данным разведки «народной республики», именно на этих складах хранились ракеты от ЗРК «Бук», стоящих на вооружении ВСУ, а также техническая документация к ним. Доступ к боеприпасам и соответствующая информация заинтересовали представителей НАТО и экспертов, занимающихся расследованием. Если так оно и было, то – «игра стоила свеч».

А одиозное выступление в Facebook министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна, свалившего в кучу «Скрипалей», Сирию, Крым с Донбассом, Приднестровье и Нидерланды, заявления замначальника Генштаба ВСУ Родиона Тимошенко про диверсию и «российские дроны» — ни что иное, как очередной «жовтий дым».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

На Украине взрывают улики
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here