Постоянный третейский суд в Гааге постановил России возместить украинской компании «Нафтогаз» и ее дочерним предприятиям убытки, связанные с потерей активов в Крыму. Российская сторона не признает данный вердикт, поскольку в судебном процессе не принимал участия ее представитель.

 Политика и экономика тесно взаимосвязаны. Споры о том, какая из этих систем первична, относятся к разряду неразрешимых, однако никто не ставит под сомнение, что одно без другого существовать не может. Претензии Украины, порожденные воссоединением Крыма с Россией, предоставляют наблюдателям возможность убедиться, что при определенных обстоятельствах экономические интересы государства могут вступать в прямое противоречие с политическими. И в данном случае, похоже, совершенно без ведома высших правительственных чиновников.

Напомним, в июне 2015 года нефтегазовая компания «Укрнафта» инициировала инвестиционное арбитражное разбирательство против России. Большинство ее акций (50% + 1 акция) контролируется открытым акционерным обществом «Нафтогаз Украины», которое на 100% принадлежит украинскому государству. Основанием для иска послужило соглашение о взаимных инвестициях между Украиной и Россией, буква которого требует украинское предприятие признать, что они инвестировали в территорию России в соответствии с российским законодательством. Следовательно, если европейские судебные органы принимают эту позицию, их арбитражные решения нужно трактовать как признание изменения территориального статуса Крыма.

В случае отказа России от возмещения убытков (о чем уже официально заявлено), постоянный третейский суд может попытаться добиться принудительного исполнения его решения, ссылаясь на Нью-Йоркскую конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года. Данный документ предусматривает, в частности, что «в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано по просьбе той стороны, против которой оно направлено, если…указанное решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения».

В случае успешного обеспечения исполнения арбитражного решения государство, в котором оно испрашивается, может косвенно признать статус Крыма как измененный. В случае неудачного результата «Укрнафта» могут продолжать попытки признания решения суда в других юрисдикциях, что еще больше увеличивает потенциал для возможного признания другими государствами измененного статуса полуострова.

Таким образом, в любом случае украинское государство руками подконтрольных «Нафтогаза» и «Укрнафты» участвует в действиях, которые могут быть истолкованы как признание измененного территориального статуса Крыма. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от последующих решений гаагского арбитража, однако киевский режим, пытаясь досчитаться заветных гривень, уже встал на путь международно-правового признания итогов крымского референдума.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Как Украина добивается изменения статуса Крыма
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here