Уильям Перри, возглавлявший американское оборонное ведомство при администрации Билла Клинтона, признался в том, что ему «сложно размышлять» о тех временах.

Применение военной силы против балканского государства, сопровождавшееся большим количеством жертв среди мирного населения, до сих пор является предметом ожесточенных споров, в том числе и между членами НАТО. Эта авантюра как гром среди ясного неба поразила мировое сообщество, в то время еще в значительной степени находящегося в эйфории после окончания холодной войны.

Ранним утром 24 марта 1999 года Североатлантический альянс начал бомбардировку страны, которая в то время называлась Союзная Республика Югославия. Эта операция получила неоднозначное название – «Союзная сила» – если вспомнить о том, что в целях НАТО не было ничего благородного. Фактически страны НАТО атаковали балканское государство лишь по одной причине – потому что они могли это сделать, точно зная, что ответного удара не последует.

При анализе роли стран Запада в вооруженном конфликте в Югославии критике чаще всего подвергается характер боевых действий: ошибки при выборе целей для нанесения ударов, их последствия, а также так называемый «побочный ущерб». Хотя ведение войны со стороны НАТО действительно было ужасным и последствия были ужасными и преступными, это не отменяет того факта, что действия альянса нельзя расценивать иначе как акт агрессии –незаконный, аморальный и несправедливый.

Не вызывает сомнения, что нападение на Югославию со стороны НАТО не имело под собой никаких оснований. В статье 4 раздела 4 Устава ООН четко говорится, что все члены организации должны воздерживаться от угрозы силой или ее применения против любого государства.

Некоторые члены НАТО все же пытались делать упор на грехи сербского правительства, хоть и без особенного успеха. Так, в Великобритании утверждали, что война была оправдана как средство предотвращения гуманитарной катастрофы, правда, не предоставив какие-либо отсылки к международно-правовым документам. Официальные представители Франции указывали на некие резолюции Совета Безопасности ООН, которые якобы были нарушены Белградом. Однако сами члены Организации Североатлантического договора не слишком утруждали себя соблюдением юридических формальностей – в том же Уставе ООН указано, что использование принудительных мер в отношении того или иного государства допускается только с санкции Совета Безопасности и оформляется в виде региональных соглашений.

Совершенно осознавая, что бомбардировка была незаконной, лидеры НАТО также пытались найти оправдания для нее уже постфактум. В этих целях массовый исход албанцев из Косово получил название «этнической чистки» и даже «геноцида». Но, как показывают свидетельства македонских медицинских работников, которые предоставляли помощь албанским беженцам, западные СМИ с подачи профессиональных пропагандистов участвовала в грубом подлоге, целью которого являлось оправдать военную интервенцию НАТО. Истории о массовых убийствах, изгнании мирных жителей, изнасилованиях, изъятии документов и даже крематориях и шахтах, заполненных трупами – все эти ужасы, о которых европейцам и американцам рассказывали с телевизионных экранов и газетных страниц, позднее не нашли подтверждения.

Даже если попытаться замалчивать незаконный и несправедливый характер войны НАТО против Югославии, а также игнорировать ложь, которая использовалась для ее развязывания, разве нельзя утверждать, что бомбардировки были оправданы хотя бы потому, что за ними последовало возвращение албанских беженцев в свои дома? Конечно, многие из них вернулись, но, как оказалось, для того, чтобы проводить этнические чистки в отношении всех – евреев, сербов, турок, цыган – кто подозревался в сотрудничестве с сербской армией, включая членов их семей. Сербам повезло меньше всех – радикалы из так называемой «армии освобождения Косова» стремились уничтожить следы присутствия этой этнической группы в регионе при попустительстве официальных лиц НАТО, которые были заинтересованы в создании образа косовских албанцев, освобожденных от белградских угнетателей.

Важно ли, что отдельные представители политического истеблишмента США начали задаваться вопросом о целесообразности бомбардировки Североатлантическим альянсом территории независимого балканского государства? Учитывая преклонный возраст Уильяма Перри, а так же тот факт, что пост министра обороны США он занимал несколько ранее описываемых событий, едва ли. Вопросы внешней политики и военных операций Вашингтона не являются предметом спора даже между представителями демократов и республиканцев и редко подвергаются пересмотру при смене правящей администрации. Отметим, однако, что выводы нужно сделать тем политическим деятелям, которые в обеспечении безопасности своих стран делают ставку на иностранных благодетелей, которые, в свою очередь, руководствуются исключительно собственными национальными интересами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here