21 марта состоялось первое заседание вновь избранного парламента Молдавии, на котором было объявлено о создании трех фракций. Самую крупную парламентскую партию имеет Партия Социалистов республики Молдова (ПСРМ), в которую вошли 35 депутатов.

Фракция Демократической партии Молдовы (ДПМ) насчитывает 30 депутатов, фракция партии «Шор» 7 парламентариев. Пока еще продолжаются ритуальные заигрывания с блоком ACUM, однако многие эксперты склоняются к тому сценарию, при котором парламентское большинство будет формироваться без участия правых проевропейских сил. При этом демонстративная частота встреч американского посла в Кишинёве с различными политическими партиями и движениями недвусмысленно намекает на то, что Вашингтон избрал себе роль главного архитектора власти в Молдавии в ближайшие 4 года.

Формат потенциального коалиционного союза «ПСРМ-ДПМ» неприемлем для всех – и для участников, и для внешних партнеров. Поэтому такой союз нуждается в убедительном и понятном для всех обосновании, включая озвучивание перечня стратегических задач, которые должны будут наделить новым высоким смыслом и конкретными перспективами сотрудничество этих двух номинальных антагонистов. Вероятнее всего, сближающими целями станут модернизация страны, поиск баланса во внешней и внутренней политике, а также приднестровское урегулирование.

Как известно, за все время правления проевропейских сил в Молдавии не было представлено какого-либо внятного и оформленного плана урегулирования конфликта с Приднестровьем. Единственная на сегодняшний день концепция принадлежит президенту Игорю Додону. Вероятно, именно ее и возьмет на вооружение будущий коалиционный блок в качестве идейной основы в приднестровском вопросе. Основной замысел концепции заключается в достижении некой международной сделки всех ведущих мировых держав в отношении Молдавии, оформленной на уровне Совбеза ООН, включая международные гарантии военного «нейтралитета» РМ и длительное внешнее финансирование всего постконфликтного периода.

В Тирасполе же раскритиковали саму концепцию урегулирования молдавского лидера, усмотрев в ней попытку, сломать нынешний ход переговоров, сориентированный на решение социально-гуманитарных проблем, без рассмотрения статусных политических вопросов.

Взгляд на ситуацию под таким углом позволяет предположить, что переданный через Тирасполь сигнал предназначался не столько Кишиневу, сколько конкретным персонам, осуществляющим патронаж политической ситуации в Молдове. Спустя пару дней мы стали свидетелями раунда челночной дипломатии посла США в Молдавии, который успел пообщаться утром с президентом Игорем Додоном, а уже после обеда побывать в Тирасполе на встрече с Вадимом Красносельским.

По всей видимости, сигнал из Приднестровья внес некоторый резонанс в процесс планомерного запуска коалиционного процесса в молдавском парламенте, проходящего под американским патронажем, что, естественно, потребовало срочной реакции штатов. Урегулирование приднестровского конфликта станет одним из центральных элементов этого уже давно не секретного и ожидаемого плана от нового правительства Молдавии. Поэтому вполне очевидно, что челночная активность американских дипломатов со временем будет только увеличиваться со всеми вытекающими политическими последствиями.

Вашингтон «зашел» в Молдавию всерьёз и надолго, и масштабы строительства нового здания посольства США – лишь банальная иллюстрация факта. Активная медиация американского посла означает, что США переходят от включенного наблюдения к непосредственному участию в процессе урегулирования. Вероятно, американцы решительно настроены на успех и готовы учитывать многолетний прошлый опыт в этой сфере с его многочисленными ошибками. Иначе сложно объяснить тот факт, что американские дипломаты на современном этапе уделяют внимания Тирасполю не меньше, чем Кишиневу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here