Вопрос Гибралтара в свете переговоров по Брекситу обостряется. Председатель Евросоюза Дональд Туск уже комментировал сложившуюся ситуацию, сказав, что будущий статус Гибралтара не может определяться переговорами между ЕС и Британией без участия Испании.

28 февраля Европейский союз опубликовал проект соглашения о выходе Великобритании из Евросоюза. В нем еще раз оговаривается право Испании наложить вето на любые положения о Гибралтаре, которые будут содержаться в финальном документе.

Это заставляет правительство Гибралтара беспокоиться. Его председатель Фабиан Пикардо жестко отреагировал на проект соглашения: «Мы даем понять, что Правительство прибегнет к любым доступным мерам, если будут предприняты какие-либо попытки исключить Гибралтар из Евросоюза, какие бы последствия для Брексита это не имело».

Если рассуждать объективно, у Мадрида есть основания добиваться передачи Гибралтара под суверенитет Испании. Речь идет даже не об Утрехтском мирном договоре 1713 года, о содержании которого безрезультатно спорят британские и испанские историки и политологи, пытаясь доказать, что скала в проливе Гибралтар должна сегодня принадлежать именно их государству. Есть причина куда более приземленная.

Особая территория Гибралтара, называемая в Испании «финансовым раем», из-за рекордно низких налогов становится домом для контрабандистов и отмывателей денег. С городом-скалой граничит испанский район Кампо-де-Гибралтар, единственным доходом которого является туризм. В этой сфере работа находится не для всех жителей, что заставляет их участвовать в незаконных схемах, и соседство с Гибралтаром создает для этого все условия. В 2015 году испанская газета ABC писала, что преступные группировки ввозят из Марокко в Гибралтар гашиш и кокаин, а там наркотические вещества без затруднений пересекают сухопутную границу с Испанией.

Часто испанские правоохранители не могут ничего поделать с преступниками, которые проворачивают свой бизнес на территории другой страны. В результате это сильно бьет по экономике государства: газета ABC пишет, что из-за контрабанды табачной продукции Испания недополучила 718 миллионов евро.

Противники испанского вмешательства в вопрос Гибралтара любят говорить, что у Мадрида возникают проблемы из-за его собственных подданных, а заморская территория Великобритании здесь не причем. С этим можно было бы согласиться, если бы не одно но: в 2006 году в Кордобе было подписано соглашение между Великобританией, Испанией и Гибралтаром, которое улучшило положение жителей скалы. Аэропорт Гибралтара начал принимать испанские рейсы, что упростило авиапутешествия в Европу. Телефонный код Гибралтара был признан Мадридом, были улажены многие проблемы телефонной коммуникации. В 2009 году впервые за 300 лет министр иностранных дел Испании Мигель Моратинос посетил Гибралтар и сказал, что отныне все разногласия будут улаживаться с помощью диалога, а не путем изоляции, как во времена Франко.

Такое великодушие испанских властей вызвало недовольство Народной партии, однако позиция Мадрида была именно такой. И упрекать испанского короля в недостаточной доброте по отношению к гибралтарцам – несправедливо.

В преддверии Брексита Испания идет на принцип: если 300 лет Лондон доказывал всему миру, что Гибралтар – это Британия, то пусть Соединенное Королевство выходит из Евросоюза в полном составе и улаживает все связанные с этим неудобства. С точки зрения испанцев, никакой речи об уступках для Гибралтара в составе Британии быть не может.

Речь о сохранении Гибралтаром членства в ЕС может идти, только если эта территория будет управляться совместно Испанией и Великобританией. Это было бы честно: Мадрид получил бы право контролировать все происходящее на скале, Гибралтар остался бы в ЕС, а Британии не пришлось бы придумывать, как уйти из Европы, но не до конца.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Большой вопрос маленького Гибралтара. Часть 2
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here