Глава министерства иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, выступая на пресс-конференции, посвященной итогам встречи со своими коллегами из стран-участниц «Большой семерки», заявил: участники встречи пришли к выводу, что в отношении России нужно проявлять особую бдительность. Формальным поводом к этому стала «попытка убийства» британского шпиона Скрипаля, как интерпретируют его отравление спецслужбы Ее Величества. Однако повышенное внимание коснется всех сфер, в которых от Москвы, по мнению дипломата, исходит угроза: кибератак, дезинформации, попыток убийств. 

Господин Джонсон в медийном пространстве выглядит так, будто отрабатывает какую-то не слишком почетную, но важную повинность. За последние без малого два месяца он обвиняет Кремль в покушении на Скрипаля столь же неистово, насколько интенсивно распадается дело с доказательствами против Москвы. Вчера ему довелось выйти на площадку G7, которая в этом году была организована в канадском Торонто. Это качественно новый уровень обвинений, так как можно сослаться не только на домыслы своего шефа – Терезы Мэй – но и разделить ответственность с коллегами из других стран. Что глава британского МИД с успехом и сделал. Решение создать комиссию для «присмотра» за Российской Федерацией теперь является коллективным.

В реальности же за этим заявлением стоит вполне ожидаемое желание Лондона переложить часть негатива, который в связи с «делом Скрипалей» зреет среди жителей Соединенного Королевства, на соседей. Многим с первых дней скандала было очевидно, что за «агрессией Кремля» стоит желание премьер-министра Терезы Мэй сместить фокус внимания граждан с внутренних проблем и грядущих колоссальных потерь, связанных с Брекситом, на что угодно, но находящееся вне пределов Альбиона.

И стоит отметить, что поставленной цели госпожа Мэй достигла с изрядной ловкостью. Отравление в Солсбери – это новостной повод, не сходящий с телеэкранов и газетных полос уже на протяжении семи с лишним недель. Проблема лишь в том, что бесконечно эксплуатировать новостной повод нельзя. А даже одна неделя для новости в современном мире – это бесконечность. И даже если менять оратора с Терезы Мэй на Бориса Джонсона и обратно, придумывать новые доказательства, не предоставив старые, делать заявления у себя дома, а потом ехать для этого в Торонто, людям интереснее или страшнее (речь ведь об угрозе, как-никак) уже никому не станет.

Отец и дочь Скрипали остались, к счастью, живы а попытки Британии устроить завесу из информационного шума уже давно скончались и остыли. Хотя высшие должностные лица Ее Величества и делают вид, что это не так.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Против кого в реальности направлены заявления британских политиков?
Оцените статью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here